Лекарственные свойства грибов. Часть 5.

ГРИБЫ В НАРОДНОЙ МЕДИЦИНЕ
ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН

И.А. Дудка

Ин-т ботаники им. Н.Г. Холодного НАН Украины,
ул. Терещенковская, 2,01601 Киев, Украина

Продолжение.

В 50-х годах XX ст. в России были проведены клинические испы­тания препаратов чаги (настоя, экстракта), после чего в 1955 г. было получено официальное разрешение фармкомитета Минздрава СССР на применение водного извлечения, спиртовой настойки и густого экстракта, так называемого бефунгина (Якимов и др., 1957). Последний используется как симптоматическое средство для лече­ния дискинезий желудочно-кишечного тракта с явлениями атонии, кожных заболеваний, связанных с воспалительными процессами в желудке и кишечнике, хронических гастритов, язвы желудка и 12-перстной кишки, а также злокачественных опухолей как вспомо­гательное средство наряду с химиотерапией (Булатов, Мартынова, 1961). Обычно три чайных ложки бефунгина растворяют в 150 мл воды и пьют по столовой ложке три раза в день за полчаса до еды в течение 3-5 мес с перерывами 7-10 дней. Продолжавшееся в Ботаническом институте им. В.Л. Комарова РАН изучение химиче­ского состава чаги показало наличие в водных экстрактах высо­кого содержания щавелевой кислоты и сложной смеси ароматиче­ских кислот, входящих в полифенольный комплекс гриба (Ширина и др., 1959,1960). В дальнейшем появились сообщения о содержа­нии в чаге стероидных птериновых соединений (терри- и амино- птеринов), которым и приписывалось противоопухолевое действие препаратов гриба (Турова, 1974; Телятьев, 1991; Лавренова, 1996).

/. obliquus был известен как противораковое средство не только в народной медицине России, Белоруссии и Украины, но также и Польши, где использовался населением горных местностей и рай­онов, граничащих с Украиной и Белоруссией (Grzywnowicz, 2001). Поэтому польские врачи и физиологи животных в середине XX ст. развернули интенсивные исследования антибластических свойств отваров и экстрактов из /. obliquus и Piptoporus betulinus в экспери­ментах на лабораторных животных, доказав их ингибирующее дей­ствие на рост опухолей (Wandokanty et al., 1954, Wandokanty, 1955; Piaskowski, 1956). Одновременно проводилось изучение особенно­стей химического состава плодовых тел берёзового гриба и чаги. В базидиомах Р. betulinus было установлено высокое содержание пятициклических тритерпенов, в частности полипориновой кисло­ты, тогда как у /. obliquus эти тритерпены обнаруживались только в виде следов (Utzig, 1957; Wandokanty, Utzig, 1958).

I. obliquus является лекарственным макромицетом, который, будучи заимствован у народной медицины восточных славян, был включён в официальную фармакопею XX ст. и до сих пор до­статочно интенсивно используется в современной медицинской практике. Лекарственные препараты из других макромицетов либо не исследованы соответствующим образом, либо вытеснены синтетическими, антибиотическими или гормональными препа­ратами аналогичного назначения, но более широкого и сильного спектра действия. В настоящее время подтверждается тот факт, что биологически активные вещества растительного и грибного про­исхождения ближе организму человека по своей природе, чем синтетические препараты, они легче усваиваются и включаются в процесс его жизнедеятельности. Отсюда возникает необходимость обозреть и другие лекарственные макромицеты, использовавшие­ся в народной медицине восточных славян.

Один из новгородских «Вертоградов» XIV в. содержит упоми­нание об использовании плодовых тел дождевиков в качестве перевязочного материала. Н.А. Богоявленский указывает, что в XIV-XV ст. наиболее распространенным на Руси перевязочным материалом была баранья шерсть, но в XV-XVII ст. ее заменили высушенные грибы — «губы-дождевки» (Богоявленский, 1952). Впоследствии эти сведения о дождевиках перекочевали в более поздние источники по народной медицине восточных славян. В литературе есть многочисленные указания на то, что в XV-XIX ст. споровая масса дождевиков из родов Lycoperdon Pers., Bovista Pers., Calvatia Frv плодовые тела которых в народе называли «вол­чий табак» или «заячья картошка», использовалась как кровооста­навливающее и противовоспалительное средство, обладающее антисептическим действием (Землинский, 1958; Богоявленский, 1966; Лекарственные растения…, 1976; Мурох, Стекольников, 1990). В журнале «Экономический магазин», который издавался как приложение к «Московским ведомостям», в 1780 г. было опуб­ликовано «Замечание о дождевиках», в котором сообщалось, что «пыль» дождевиков, находящаяся под наружною кожицей, при возложении ее «на поврежденные пульсовые жилы присасы­вается к ране, затворяет оную собой» и таким образом унимает кровотечение (Васильков, 1953). Споры этих грибов применя­лись в гомеопатии в виде настойки, приготовленной на 60%-м спирте (Энциклопедический словарь лекарственных …, 1951; Землинский, 1958; Крылов, 1972). Есть сведения и о том, что спо­ровым порошком Calvatia gigantea (Pers.) Lloyd лечили рак кожи (Лекарственные растения 1976), некоторые виды дождеви­ков использовали при заболеваниях почек и мочевого пузы­ря (Лоевский, 1866; Кондратюк и др., 1967). Вот как описывает Ф. Лоевский применение дождевика для лечения мочекаменной болезни в «Полном настоящем простонародном русском лечеб­нике»: «Простой народ излечивается от сей болезни, употребляя по полузолотнику порошков внутреннего дождевика, смешав оный с хлебом, четыре раза всякий день» (Лоевский, 1866, с. 89).

Следует отметить, что подобные знания о лечебных свойствах дождевиков были известны и весьма отдаленным географиче­ски народам Индии и Китая, в особенности Тибета. Виды рода Lycoperdon использовались в индо-тибетской медицине для оста­новки кровотечений, для очистки крови от яда (Асеева, Баторова, 1983; Базарон, Асеева, 1984), в качестве кровоостанавливающего средства при проведении операций, вяжущего средства при вос­палительных процессах в миндалинах, гортани, слизистых оболоч­ках, при кровотечении из носа (Чхве Тхэсоп, 1987). Calvatia maxima Morg. применяется в китайской медицине как противовоспали­тельное средство, обладает резорбционным и кровоостанавли­вающим свойствами, назначается при кашле и заболеваниях кожи (Ибрагимов, Ибрагимова, 1960).

К гастероидным базидиомицетам, кроме дождевиков, от­носится также Phallus impudicus L. Это один из немногих макро- мицетов, сохранивший до наших дней своё значение как лекар­ственное средство народной медицины. Название этого гриба у восточных славян — веселка, панна, дзябка. Издавна известно о многоплановом применении Ph. impudicus в народной медицине. Водные и спиртовые вытяжки из свежих или высушенных плодо­вых тел, а иногда порошок из мелко истолчённых сухих плодовых тел применяли при разных заболеваниях желудочно-кишечного тракта (Смик, 1970; Лекарственные растения …, 1976). Настойку плодовых тел гриба на водке считали хорошим средством при болях в желудке, ею промывали раны. Веселкой лечили некото­рые кожные заболевания, ревматизм, подагру и болезни почек (Энциклопедический словарь лекарственных…, 1951; Николаева, 1964; Мурох, Стекольников, 1990). Для лечения мочекаменной бо­лезни больным 4 раза в день давали порошок из плодовых тел, смешанный с хлебной мякотью. Особенно ценными для приготов­ления лекарственных средств считались плодовые тела на стадии яйца, которые называли «земляным маслом». Традиции использо­вания Ph. impudicus в качестве народного лекарственного сред­ства сохранились до сих пор. Во время экспедиции в Западное Полесье Украины летом 1998 г. мы наблюдали торговлю плодо­выми телами этого гриба на рынке г. Ковеля. Гриб рекламировал­ся как средство от ревматизма и подагры. В народной медицине Польши Ph. impudicus применялся как афродизиак (Grzywnowicz, 2001). В России же с давних пор в качестве подобного лекар­ства от мужского бессилия хорошим средством считался совсем другой вид гриба, так называемый олений трюфель Elaphomyces granulatus Fr.f относящийся в отличие от Ph. impudicus не к бази- диомицетам, а аскомицетам и являющийся гипогейным грибом, т.е. развивающим плодовые тела в земле (Рытов, 1918; Васильков, 1953). Еще в 1786 г. А.Т. Болотов поместил в вышеупомянутом журнале «Экономический магазин» статью «Об оленьих грибах» с указаним на то, что они «имеют врачебную силу, гонят пот, чистят кровь и подкрепляют ослабевшую мужскую натуру; а с пользой потребляются и от разных женских болезней».

Одним из широко распространённых у восточных славян ле­карственных грибов была известная с XIII-XIV ст. лиственничная губка, или трутовик лекарственный [Fomitopsis officinalis (Vill.: Fr.) Bondartsev et Singer]. В фармакологической практике этот гриб называли Agaricus albus или Fungus lands. Гриб развивается на ви­дах лиственницы, реже сосны и пихты как дереворазрушающий. Плодовые тела копытообразные, до 40 см, с шероховатой поверх­ностью в виде концентрических беловатых, жёлтых и коричнево­бурых зон, с мягкой в свежем состоянии, белой или желтоватой сердцевиной, очень горькой на вкус. В XVI-XIX ст. массовые заготов­ки F. officinalis велись в лесах в окрестностях Архангельска, откуда плодовые тела лиственничной губки под названием «агарик» даже экспортировались в Европу через Гамбург. Н.А. Богоявленский ука­зывает, что плодовые тела этого гриба еще в период Новгородской феодальной республики с севера России вывозились в Европу, где продавались «франкам», и Азию, где их за высокую цену приобре­тали «арапляне» (Богоявленский, 1966). По данным этого автора, в XVI-XVII в. экспорт лиственничной губки достигал нескольких ты­сяч пудов в гоя а промысел, заключавшийся в сборе этого гриба, составлял существенную статью дохода крестьян российского се­вера. Небольшие количества лиственничной губки заготавлива­ются в Российской Федерации и теперь. Заготовки производятся с весны и до середины лета. Рекомендуется собирать молодые, не очень крупные экземпляры плодовых тел белого цвета. Собранные плодовые тела очищают от коры дерева и собственного коркового слоя. Оставшуюся серцевину режут на куски и сушат в хорошо про­ветриваемом помещении, в результате сырьё имеет вид легких бе­лых или желтоватых кусков без запаха, сладковатого, а затем очень горького вкуса (Фруентов, 1974).

Сбор плодовых тел лиственничной губки производился и в Украине, где запасы её были значительно меньше, так как площа­ди лесов из лиственницы были весьма ограничены. В учебнике для сборщиков лекарственного сырья с рисунками и народными названиями растений «Л1чнич1 ростини», написанном Т. Паничем, сообщалось: «На дерев1 модрини росте губка (гриб Polyporus officinalis Fries), часто до ваги 5 кг, котру збирасться на протяз1 л1та, вщкидасться кору i сушиться» (Панич, 1924, с. 38-39). В учебнике имеется календарь сроков проведения заготовки определённых видов лекарственных растений. В нем указано, что лиственнич­ная губка может заготавливаться круглогодично. Кроме того, Р. officinalis обозначен в списке лекарственных растений двумя звездочками, что, по словам автора, расшифровывается следую­щим образом: 1) «гриб мае в л1чництв1 i торпвл1 першорядне значе­ния»; 2) «збирасться без обмеження ктькосп». Такой неограничен­ный сбор, пропагандируемый еще в начале XX ст., привел к тому, что в XXI ст. лиственничная губка, теперь относящаяся к Laricifomes officinalis (VilLFr.) Kotl. et Pouzar, в Красной книге Украины (2009) от­несен к исчезнувшим видам и сохраняется только в виде чистой культуры в коллекции культур шляпочных грибов Института бота­ники им. Н.Г. Холодного НАН Украины.

Показаниями к применению настоев или пилюль из листвен­ничной губки являлись сахарный диабет, повышенная функция щитовидной железы, лихорадка, неврастения, желтуха, астма. Примочки из настоев гриба помогали при остановке кровотече­ния из десен, при гнойных воспалениях глаз у новорожденных и взрослых. Эссенция из свежих плодовых тел иногда находила применение при изготовлении гомеопатических лекарств в виде тинктуры (Мурох, Стекольников, 1990). Препараты из гриба ис­пользовались также в качестве слабительного или кровоостанав­ливающего средства. В народной медицине Польши препараты из лиственничной губки прописывали при кровотечении, гной­ных ранах, геморрое, рвотах, спазматическом кашле, ревматиз­ме и как elixirium ad longam vitam (Grzynowicz, 2001). Наиболее эффективно настои, порошки или пилюли из гриба действовали как средство для ослабления функции потовых желёз, которое значительно уменьшало изнурительное ночное потоотделе­ние у больных туберкулёзом (Рытов, 1918; Землинский, 1958). Использовались эти препараты также для снижения потоотделе­ния при лихорадках, диабете, неврастении, базедовой болезни (Фруентов, 1974; Телятьев, 1976,1991). Плодовые тела F. officinalis содержат различные кислоты: агарициновую, эбуриколовую, фу- маровую, рициноловую, лимонную, яблочную, а также глюкозу, маннит, глюкозамин, фитостерин, минеральные соли, в основном фосфаты, и от 30 до 80% смол (Турова, 1974). В процессе пода­вления функции потовых желёз главным действующим началом является агарициновая кислота (агарицин), содержание которой в плодовых телах гриба достигает 16%. Кроме того, в небольших дозах агарициновая кислота (агарицин) обладает снотворным и успокоительным действием. На Руси существовали разные спосо­бы приготовления средства для уменьшения потоотделения у ту­беркулёзных больных: водный настой, настой на можжевеловой водке, порошки или пилюли. Для приготовления водного настоя мелко нарезанные кусочки сердцевины плодового тела гриба помещали в воду из расчёта одна столовая ложка на 1,5 стакана воды и кипятили в течение 20 мин, настаивали 4 ч, после чего про­цеживали через марлю и принимали по столовой ложке 3-4 раза в день (Фруентов, 1974). Порошок готовили так: мелко нарезанные кусочки сердцевины толкли в ступке с горячей слизью трагаканта [Astracantha arnacantha (М. Bieb.) Pod lech] в соотношении 1:48; по­лученную массу высушивали, в результате чего она превращалась в порошок. Этот препарат в фармации был известен как fungus boletus laricis praeparatus. (Рытов, 1918). Агарициновая кислота в плодовых телах F. officinalis находится в смеси со смолами (resina agarici albi), которые образуются в плодовом теле гриба вслед­ствие химических изменений стенок грибных гиф. Одна из этих смол (красная смола) оказывает сильное слабительное действие, что нежелательно для больных туберкулёзом. Это и стало одной из главных причин, по которой лиственничная губка была заме­нена другими лекарственными средствами. Уже в начале XIX ст. в медицинских справочниках, например «Хозяйственной ботани­ке» Н. Щеглова 1828 г., посвящённой врачебным и ядовитым рас­тениям, указано, что это «сильное чистительное средство ныне редко употребляется» (с. 233).

Дальнейшее накопление сведений о лекарственных растени­ях и грибах способствовало появлению многочисленных спра­вочников, так называемых «Лечебников» или «Травников». В кон­це XVI ст. (1588 г.) по приказу русского царя Фёдора Иоанновича впервые был составлен «Травник», который стал предшественни­ком будущих фармакопей. Новую информацию о лекарственных грибах находим в рукописных «Лечебниках» XVII ст. В одной из таких рукописей сообщается, что «в бору около пеньков растут белые грибки; их нужно высушить, истолочь, затем настоять в воде». Настой этот рекомендовалось пить больным язвой. В дру­гом «Лечебнике» 1672 г. содержится указание об использовании растущего на древесине гриба иудино ухо [Auricularia auricola (L.) Underw.] как средства, помогающего при некоторых болезнях горла. Рецепт приготовления лекарства из этого гриба содержал следующие рекомендации: «Уши Иудова губа, что гриб, у кого горло болит или кто осипнет. Гриб положить в пресное молоко, поварить немного и тем соком полоскать горло и выплёвывать; пить такое молоко тоже помогает». Ещё в одном, точно не дати­рованном, лечебнике второй половины XVII ст. был приведен способ лечения отмороженных частей тела человека экстрактом из боровых грибов. Рекомендуемое для лечения средство гото­вилось таким образом: неизвестный автор лечебника советует собрать побольше плодовых тел этих боровых грибов, слегка привялить их (подсушить), затем мелко нарезать и полученные кусочки поместить в стеклянный перегонный аппарат («алембик стекляничный»). В процессе перегонки образуется экстракт, кото­рый в соответствии с прописью лечебника следует хранить в сте­клянных сосудах, чтобы, как написано в рецепте, «дух не вышел». Расшифровка рукописи, написанной на старославянском языке, позволила установить, как именно применялось это средство. Его использовали как мазь, наносимую на обмороженные места. Рекомендуется подержать поражённый орган возле тепла, после чего смазать его экстрактом. Эту процедуру следует проводить дважды в день (Смик, 1970). Экстракт оказался очень эффектив­ным не только при обморожениях второй степени, при которых обмороженная часть тела постоянно замокает, но и при обморо­жениях третьей степени, когда наблюдается некроз обморожен­ных тканей. Точную идентификацию вида борового гриба, из ко­торого готовили экстракт, удалось осуществить на основании ри­сунка, помещённого в тексте «Лечебника». По мнению одного из крупнейших знатоков шляпочных грибов России Б.П. Василькова, упоминаемый в «Лечебнике» гриб, несомненно, принадлежит к се­мейству Boletaceae и скорее всего является белым грибом (Boletus edulis Bull.). Б.П. Васильков считал этот рисунок первым изобра­жением шляпочного гриба в России. Рецепт мази из белого гриба практически без изменений приводится во многих современных пособиях по народной медицине.

В «Лечебниках» XVII-XVIII ст. находим многократные упомина­ния о применении в качестве лекарственного средства мухомора красного [Amanita muscaria (L.) Hook.]. Скорее всего эти сведения о целебном действии A. muscaria были заимствованы славяна­ми из опыта народов Севера. Эскимосы, коряки, чукчи и другие обитатели Чукотки, Камчатки, Аляски использовали мухомор красный как лечебное средство при нервных и психических рас­стройствах, для снятия физической усталости, поднятия жизнен­ного тонуса (Лавренова, Лавренов, 1999). Русский путешествен­ник академик С.П. Крашенинников в своём сочинении «Описание земли Камчатки» (1775 г.) рассказал об употреблении камчадала­ми настойки мухомора в кипрейном сусле в качестве веселящего напитка. Давно было известно о культовом значении мухомора у народностей угрской группы ханты и манси. Шаманы этих угров Зауралья вводили себя в состояние транса для общения с бога­ми и духами предков, предварительно приняв настой мухомора (Астахова, 1977). Очевидно, эти сведения о свойствах мухомора красного от северных народностей дошли и до славян, которые применяли их в лечебных целях. Так, известно, что в дальнейшем мухомор красный нашел использование в гомеопатии при приго­товлении препарата Agaricus muscarius, который применялся при спазмах сосудов, эпилептических и хореатических состояниях, множественном склерозе, функциональных нарушениях деятель­ности спинного мозга (Землинский, 1958).

В «Лечебниках» восточных славян мухомор красный фигу­рирует как наружное средство от ревматизма, подагры, про­студных ревматических болей, а также от золотушных опухолей, экзем и некоторых других поражений кожи. Имеются данные о том, что еще в начале XIX ст. (1811 г.) в Московской губернии ревматические заболевания лечили солевым настоем мухомора (Орлов, 1953). В Украинском Полесье и Беларуси для этой цели использовали водный или спиртовый раствор этого гриба (Смик, 1970). Солевой настой мухомора, используемый для натираний, готовили так: свежие зрелые плодовые тела (шляпки и ножки) укладывали слоями в глиняный горшок, пересыпая каждый слой солью. Наполнив горшок доверху, замазывали отверстие хлеб­ным тестом и ставили в русскую печь на лёгкий жар. Грибы прели и пускали сок, похожий на медовую патоку, после чего их охлаж­дали и отжимали через марлю. Полученную жидкость, процедив через марлю, сливали в бутылку. Такой жидкостью дважды в день смазывали больные места ревматических воспалений, предва­рительно потерев их суконкой. Сок мухомора не терял целебной силы на протяжении долгих лет (Астахова, 1977). С XIX ст. известен и другой рецепт приготовления лекарства из мухомора, предла­гаемого для лечения простуды ног. Плодовые тела складывали в банку, заливали водой и оставляли на 9 дней. По истечении этого срока на поверхности воды образовывалось масло, которое сли­вали в стеклянный сосуд и натирали им больные ноги (Лоевский, 1866). Имеются сведения о том, что сок, мазь или отвар мухомора красного хорошо заживляет кожу, пораженную рентгеновским облучением, Так, в литературе описано, что ташкентский врач А.И. Николаев из Института радиологии и онкологии применил 10%-ную мазь из водного экстракта этого гриба для лечения лу­чевых дерматитов, которые часто возникают у онкобольных при рентгенотерапии (Астахова, 1977; Стекольников, Мурох, 1979).

Мухомор красный у восточных славян входил также в состав различных снадобий для лечения туберкулёза лёгких и некото­рых форм раковых опухолей. Впоследствии исследования хими­ческого состава плодовых тел этого гриба показали, что, помимо алкалоида мускарина, в их состав входят иботеновая кислота, мус- цинол, триметиламин, холин, а также антибиотическое красящее вещество — мускафурин, относящийся к производным коликоро- вой кислоты, которые обладают противоопухолевым действи­ем (Лавренова, Лавренов, 1999). Однако более поздние данные свидетельствуют, что лечение туберкулёза и рака препаратами, включающими A. muscaria, положительных результатов не даёт.

Amanita muscaria издавна известна как один из компонентов гомеопатических лекарств. В гомеопатии применяется эссен­ция из свежих плодовых тел этого гриба, действующим началом которой является алкалоид мускарин (CsH1903N), имеющий вид прозрачной, без запаха и вкуса сиропообразной массы, которая легко кристаллизуется в виде неправильных кристаллов, легко растворяется в воде и спирте (Энциклопедический словарь ле­карственных …, 1951). Гомеопатические препараты с A. muscaria назначаются при заболеваниях центральной нервной систе­мы (Землинский, 1958). До нашего времени дошла информация и об использовании в народной медицине славян еще одного представителя рода Amanita Pers., а именно такого опасного для жизни человека ядовитого гриба, как бледная поганка [Amanita phalloides (Fr.) Seer.]. В малых гомеопатических дозах он применял­ся для лечения холеры (Энциклопедический словарь лекарствен­ных 1951; Смик, 1970).

Кроме рассмотренных широко распространённых лекар­ственных грибов Claviceps purpurea, Inonotus obliquus, Fomotopsis officinalis, Boletus edulis, Amanita muscaria, различные дождевики, в старых руководствах имеются отдельные упоминания о других видах макромицетов, которые также играли определённую роль в восточнославянской народной медицине. Среди них заслужи­вает упоминания ряд видов съедобных грибов. Так, маслёнок лиственничный [Boletus elegans Bolton; теперь это синоним Suillus grevillei (Klot.) Singer] употреблялся населением Украинского Полесья при подагре и головной боли. При этом действующим на­чалом считалось его смолистое вещество (Кондратюк и др., 1967). В народной медицине Польши достаточно широко были распро­странены снадобья, приготовленные из различных видов рода Lactarius Pers., которые использовались против воспалительных заболеваний мочеполовых путей (Grzywnowicz, 2001). У славян, населявших территории России, Беларуси, Украины, грузди ис­стари рекомендовали применять в пищу в слегка поджаренном виде как средство для лечения мочекаменной болезни и тубер­кулёза (Мурох, Стекольников, 1990). Особенно ценным как мо­чегонное, а также при мочекаменной болезни считался Lactarius piperatus (Fr.) Gray. В старых «Лечебниках» даже приводилась од­норазовая доза млечника перечного, которую следовало исполь­зовать при лечении этого заболевания: 250-300 г слегка поджа­ренного гриба с небольшим количеством пряностей (Кондратюк и др., 1967). По данным Н.И. Орлова (1953), В. Драгендорф еще в 1898 г. установил, что действующим началом L piperatus явля­ется его белый, на вкус жгуче-едкий млечный сок, который и ис­пользуется как diureticum. Другой вид рода Lactarius — L. volemnus Fr. — на Украинском Полесье в виде вытяжки из молодых плодовых тел применялся для лечения тифа и паратифа (Смик, 1970). Гриб- баран Sparassis crispa (Fr.) Fr., который в народе называли также «лесное счастье» или «толстая курица», рекомендовали для лече­ния некоторых заболеваний печени и жёлчного пузыря (Мурох, Стекольников, 1990).

Однако не только съедобные грибы использовались восточны­ми славянами в медицинской практике. Как было указано выше, в народной медицине восточных славян нашли применение и некоторые виды ядовитых грибов, в частности Amanita muscaria и A. phalloides. Однако это не единственные виды ядовитых гри­бов, послужившие источниками различных лекарственных сна­добий. Так, на Украинском Полесье опёнок серно-желтый лож­ный [Hypholoma fasciculare (Huds.) Р. Kumm.] и опёнок кирпично­красный ложный [Н. sublateritium (Schaeff.) Quel.] применялись как слабительное и рвотное (Смик, 1970; Мурох, Сокольников, 1990).

Знания человека о средствах, позволяющих оказывать меди­цинскую помощь больным, практически полностью базирова­лись на лекарствах, которые можно было найти в природе. При этом более 80% всех используемых лечебных средств составляли лекарственные растения, к которым в те и более поздние време­на относились и грибы. По мере развития медицины и фармако­логии синтетические, антибиотические и гормональные препа­раты потеснили естественные лекарственные средства. Однако в настоящее время, несмотря на значительные успехи в создании различных синтетических лечебных препаратов, наблюдается тенденция к пониманию того, что биологически активные веще­ства растительного и грибного происхождения являются более родственными человеку, чем синтезированные химические ве­щества. Организм человека в процессе всей его эволюции адап­тировался к усвоению продуктов растительного и грибного про­исхождения, они легче включаются в процесс жизнедеятельности его организма. Лекарственные препараты из растений и грибов имеют ряд преимуществ перед синтетическими: обычно они ха­рактеризуются более широким спектром действия; они активны против штаммов болезнетворных микроорганизмов, которые приобрели резистентность к антибиотикам, гормонам и другим синтезированным химическим препаратам. Такая ситуация вы­зывает потребность в восстановлении старых утраченных знаний о природных лекарственных средствах различного происхожде­ния. Именно этой цели — собрать по крупицам сведения о старин­ном искусстве врачевания препаратами грибного происхождения у восточнославянских народов и посвящена данная глава.